Вверх
Дать отзыв
  • Главная
  • Блоги
  • Почему «вода», «рыба» и «лес» должны оставаться в Минэкологии

Почему «вода», «рыба» и «лес» должны оставаться в Минэкологии

6 мин на прочтение21 Декабря 2020, 09:42 207
Поделиться:

Ответ агроминистру Роману Лещенко.

Новоназначенный министр АПК господин Лещенко заявил, что хочет забрать под свое восстановленое министерство Госводагентство. Мол, нам же надо орошать поля на юге и осушать угодья на севере. А коллеги министра по аграрному комитету ВРУ еще весной заявили, что хотят также управлять Гослесагентством и Госводагентством.

Нет, и еще раз нет! Во времена, когда генсек ООН призывает все страны объявить чрезвычайное климатическое положение это было бы глупостью.

Все природные ведомства — Госводагентство, Гослесагентство, Госрыбагенство, Госгеонедра, Государственное агентство по управлению зоной отчуждения — должны остаться в структуре восстановленного Минприроды.

Прихоти агроминистра и агрокомитета — это эгоизм и нежелание думать о водоснабжении на питьевые и бытовые нужды, о водности, нежелание думать над тем, где взять воду перед тем, как брать на полив. Напомню, что в этом году Госводагентство должно ограничивать определенные виды водопользования в соответствии со статьей 45 Водного кодекса. Полив в этом году не ограничивали, но если бы была угроза не иметь достаточно влаги на питьевые потребности и на бытовые — то ограничили бы и это. ГАВР действовало в интересах всего общества. Будет ли оно действовать так в случае, если перейдет под крышу МинАПП?

Водность Днепра формируется на Полесье, поэтому надо восстановить болота там, чтобы была вода здесь. Фото Олега Листопада

Попытки «отжать» в пользу МинАПП «воду» проходили последние 5–6 лет регулярно. Это мотивировалось тем, что вода — это полив, а полив — это сельское хозяйство, высокие урожаи, экспорт зерна, валюта и т. п. и т. д. Хотя на самом деле вода Ч это климат, это водность, это серебро и золото, которое пока почти бесплатно — да, да, почти бесплатно, хотя широкая общественность и не одобряет рост тарифов — течет из наших водопроводных кранов. Но привидение миллиардных инвестиций на орошение Юга Всемирного банка или Китая (такие проекты были и активно обсуждались) застят глаза и вызывают желание перетянуть одеяло (Госводагентство, через которое бы эти деньги должны были пойти) на себя. Идти на поводу у аграрного ведомства нельзя, потому что

Вода — это климат, а не разменная монета

Об этом я уже не раз писал, но, очевидно, придется снова... Объединение под одним министерством природоемких (назовем их так) агентств — это правильно и разумно. Долгое время это было аксиомой, это понимали все (ну почти все) руководители государства, но к сожалению в 2012 году команде Януковича-Азарова захотелось все перекроить для более удобного дерибана ресурсов — как собственно природных, так и финансовых, ведь несмотря на устоявшееся убеждение широкой общественности о бедности природоохранной сферы, здесь крутятся просто бешеные деньги и специалисты это знают.

Не повторяйте ошибок Азарова-Януковича!

Именно в 2012 году у регионалов, которые, как и нынешнее зеленое монобольшинство, имели фактическую власть во всех ветвях, возникла идея изменить 19 (!) природоохранных и смежных законов. Над законопроектом быстренько поработали чиновники Минъюста. А представитель президента в парламенте Юрий Мирошниченко регистрирует эти изменения как законопроект № 10-218 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно оптимизации полномочий органов исполнительной власти в сфере экологии и природных ресурсов, в том числе на местном уровне)».

Там была куча очень вредных новаций, в том числе передача Гослесхоза и Госрыбхоза (так тогда еще назывались эти профильные ведомства) от Минприроды к МинАПП.

Также хотели поставить крест на Национальной Комиссии по вопросам Красной книги, Координационном Совете по вопросам создания экосети, Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых и другим важным органам контроля и управления природными ресурсами.

Достаточно глупостей!

Комиссию по ККУ удалось все же отстоять. Это стоило огромных усилий многих людей и организаций. Было немало коллективных обращений, например, от общественных организаций. Но они не принимались во внимание тем же Мирошниченко. И только когда одна из его помощниц организовали встречу, на которой мне, Владимир Борейко и Сергею Межжерину удалось убедить Мирошниченко в нецелесообразности ряда законодательных новелл, он согласился рассмотреть поправки, но если они будут представлены в формате таблиц, с которыми работает Верховная Рада. Затем был анализ этого огромного по объему закона, формулировки поправок, консультации в Минъюсте, отстаивание каждой из этих поправок на совещаниях у Мирошниченко. К сожалению, от коллег из общественного сектора практически никаких конкретных предложений не поступило тогда, кроме категорического отрицания ликвидации облуправлений Минприроды. Всеукраинская экологическая лига действовала по-своему, через депутата, с которым имела контакты в Комитете по экополитики. Наши с Борейко и Межжериным правки касались преимущественно заповедного дела и живой природы, удалось также отстоять областные и межрайонные подразделения ГЭИ, право инспекторов этих инспекций составлять протоколы, право Минприроды утверждать расчетную лесосеку и еще пару вещей. Был еще очень хороший круглый стол в Верховной Раде, но он состоялся уже после дедлайна подачи поправок. В этом Мирошниченко тоже был невозмутим: все что подается вовремя — обсуждается и в случае общего видения принимается, все что после — «до свидания».

Возможно (и даже, наверное), у других участников процесса несколько иные воспоминания и впечатления о той истории, и каждый может и вправе изложить свою версию — история, на самом деле, вещь очень субъективная. Но есть факты, которые остаются фактами. В частности, тот факт, что областные управления Минприроды таки были ликвидированы. Да, можно и нужно их критиковать за часто невысокую эффективность работы, но как институты они были нужны. Состоялись и не к лучшему изменения в управлении лесами, водой, другими ресурсами.

Вспоминая, сколько было потрачено нервов и усилий на все эти перипетии и чем это закончилось, я не хотел бы повторения всех этих переживаний и тому подобного.

Поэтому призываю ответственных лиц при принятии решений о структуре природоохраны в государстве думать об интересах окружающей среды и граждан, а не о ведомственных и личных.

P.S. Специалистов по лесу и воде нет и не было в МинАПП. Я евять лет был консультантом Всемирного Банка в лесной программе ФЛЕГ и хорошо знаю, что в МинАПП за лес отвечал аж... ОДИН (да, толковый и добросовестный, но — один!) человек! Поэтому все предложения Всемирного банка так и не были реализованы. Потому что лес был под МинАПП. А сейчас в Минэкологии за три месяца подготовили Лесную стратегию. Если все останется как сейчас, то, думаю, вскоре эту стратегию утвердят. А если отдадут лес в сг ведомство, то каюк стратегии и всем инициативам