Вверх
Дать отзыв
  • Главная
  • Блоги
  • У государства не может быть любимчиков в модернизации промышленности

У государства не может быть любимчиков в модернизации промышленности

8 мин на прочтение17 Июня 2021, 10:51 676
Поделиться:

«Государство, дай денег на модернизацию!». Именно так звучит позиция определенных промышленников, которая является нереалистичной в любой стране мира, а также — абсолютно деструктивной для них самих.

Ее применение может привести к введению торговых пошлин против Украины. Именно поэтому промышленники должны безотлагательно составлять модернизационные планы в соответствии с лучшими доступными технологиями (ЛДТМ) и на их основе конкурировать за приемлемую государственную поддержку.

Какой должна быть государственная поддержка для бизнеса?

Чтобы наши товары имели беспрепятственный доступ на рынки ЕС — государственная поддержка должна отвечать конкретным требованиям. К примеру, возьмем рекомендации Организации экономического сотрудничества и развития (OECD).

Основной критерий такой поддержки — она не должна вызывать нечестную конкуренцию и предоставлять компаниям искусственные конкурентные преимущества. Если отдельная компания, используя свое влияние, получит от государства преференции — очевидно, что она понесет значительно меньшие затраты на изготовление продукции, чем другие участники рынка.

Решение о государственной поддержке частного бизнеса принимается только после получения разрешения Европейской Комиссии после тщательного изучения ее влияния на рынок органами защиты конкуренции (вроде нашего Антимонопольного комитета), даже если речь идет о преодолении последствий пандемии Covid-19 для бизнеса.

У государства не может быть любимчиков, оно должно быть на защите окружающей среды и здоровья граждан.

Приемлемой государственной поддержкой, согласно рекомендациям OECD, являются поворотные гранты на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (R&D) и охрану окружающей среды, государственные кредиты на льготных условиях, налоговые льготы для отдельных сфер, а не предприятий, торговые ограничения в соответствии с правилами СТО и требований других соглашений.

Неприемлемо: компенсация убытков любыми инструментами, вливание капитала и списание долгов, безвозвратное финансирование (о котором так сладко мечтают определенные промышленные группы), инструменты на расширение мощностей, влияние на ценообразование и субсидирование экспорта.

Такая поддержка в случае предоставления лишь приводить к введению межгосударственных торговых ограничений в отношении Украины.

Таким образом ЕС поддерживает конкуренцию, которая является залогом получения лучшего товара по низким ценам и противодействует демпинга, в том числе со стороны грязных производств.

Углеродное пошлина может стать одним из таких инструментов, ведь промышленность, вкладывает средства в модернизацию, должна иметь равные условия с теми, кто уклоняется от экологических обязательств и несет вмененные издержки.

Матти Маасикас, Глава представительства ЕС в Украине, во время 12-го Европейско-украинского энергетического дня отметил, что не существует ни одной страны, где зеленые преобразование возможно профинансировать только за счет государственных средств и часть этого бремени должен нести на себе частный сектор.

Для того, чтобы быть конкурентноспособными на рынках ЕС, которые являются одними из наших основных торговых партнеров.

Тем более, что государство имеет свое промышленное бремя, активы в государственной собственности, в том числе на рынке энергетики, которые также нужно модернизировать.

Сначала план модернизации — потом кредиты

Как я отметила ранее — для получения отступления владельцы промышленности должны разработать инвестиционный план, который является неотъемлемой частью промышленной политики на основе собственных финансовых показателей.

Только после этого можно будет говорить о разработке необходимых планов потенциальной и исключительно поворотной приемлемой государственной помощи для бизнеса, то есть такой, которая будет возвращаться в бюджет в полном объеме.

Именно в таком порядке: сначала принятие законопроекта № 4167, который устанавливает конкретные сроки модернизации, изучение бизнесом ЛДТМ в своей сфере, разработка инвестиционного плана и его представления разрешительному органу для получения отступления и после этого — обсуждение возвратной поддержки.

Почему так? Государство не может перескочить эти обязательные этапы и предлагать что-то наперед.

Конечно, экспертами Минэкологии будет проведен параллельный подсчет инвестиций для каждой сферы, но пальму первенства здесь должен нести именно бизнес, который является специалистом собственной сферы и исполнителем модернизационных программ.

Приведу печальный пример. В 2019 году на Трипольской ТЭС построили сероочистное оборудование. Но его операционные расходы оказались значительно выше тех, которые может покрыть энергосистема в условиях нового рынка э/э, так как во время разработки проектов Закона «О рынке электроэнергии» просто забыли о необходимой экологизации энергосектора. Поэтому модернизированный блок до сих пор не работает.

Это яркий пример того, что в государстве жестко не хватает слаженности в плане регулирования рынков и условий экологической модернизации.

По сумме инвестиций — действительно, они огромные, потому что много уже потеряли. Но если мы их распределим по сферам и разделим по годам, тогда эта космическая сумма становится реалистичной, тем более, с помощью международных партнеров, которые уже проходили этот путь и сейчас мобилизуют еще большие ресурсы.

Страны большой семерки (G7) достигли договоренности о выделении ежегодно 100 млрд долларов на финансирование проектов по защите климата в развивающихся странах.

ЕС уже активно поддерживает зеленые превращения Украины в сфере энергетики, климата, сельского хозяйства и транспорта с помощью 300 млн евро в виде грантов, и 700 млн — в виде льготных кредитов. И это далеко не полный перечень возможной помощи.

Но деньги дают тем, кто имеет план, готов его выполнять и кому доверяют. Наш бизнес должен стать таким, а государство — гарантом выполнения взятых на себя международных обязательств.

Но должны всегда помнить, что принцип «загрязнитель платит» должен оставаться базовым, чтобы не исказить сущность реформы уменьшения промышленного загрязнения.

Законопроект № 4167 — зеленый свет для модернизации

Еще раз хочу напомнить три основополагающие вещи законопроекта, которые очень часто искажаются в интересах определенных финансово-промышленных групп. Они касаются сроков модернизации, ЛДТМ и условий получения отступления.

Сроки

Более 10 лет. Именно столько времени на модернизацию закладывает законопроект № 4167 для промышленности при условии получения отступления. Не два, четырегода или шесть лет, как уверяют лоббисты.

Это будет работать следующим образом: европейские ЛДТМ (лучшие доступные технологии и методы управления) вступят в силу только через 4 года после их утверждения.

В доработанной редакции законопроекту говорится об их утверждении не ранее 1 января 2024 года. На основе оценки отступления данных и сравнения с вредом окружающей среде, будет приниматься решение о возможном отступлении — до семи лет.

Поскольку процедура будет полностью оцифрована, такой сценарий должен быть абсолютно честным и прозрачным для всех сторон — бизнеса, чиновников и общественности.

ЛДТМ

Не нужно придумывать что-то новое, если есть многолетняя успешная практика внедрения дружественных для окружающей среды технологий.

На самом деле, необходимое оборудование и технологии для модернизации частично уже есть или могут производиться в Украине.

Важно понимать, что технические регламенты для модернизации готовятся лучшими экспертами Европейского Союза с привлечением промышленности, общественности, ученых, чиновников и пересматриваются каждые восемь лет.

Ни одна страна Европы не разрабатывает собственных ЛДТМ, а пользуется общепринятыми, к этому должна стремиться и Украина. Ведь это единственный прозрачный и унифицированный подход, который в случае неприменения обернется для Украины постоянной гонкой за странами ЕС.

Условия отступления

Бизнес настораживает то, что в законопроекте нет условий предоставления отступления по внедрению ЛДТМ.

Основное и единственное условие предоставления отступления взято из ЕС, когда достижение нормативов, определенных в выводах ЛДТМ приведет к непропорционально высокой стоимости по сравнению с преимуществами для окружающей среды, и закреплено в законопроекте.

Зато методики расчетов, оценки и рассмотрения отступления должны быть проработаны на уровне подзаконных актов, которые будут обсуждаться в установленном законодательством порядке.

Международные эксперты отмечают негативные последствия промышленного загрязнения в Украине, которые измеряются в миллиардах евро вреда как для нашего государства, так идля Европейского Союза.

Европейцы собираются постепенно закрывать свои угольные ТЭС, значительно более безопасные и современные, чем наши, ведь с 2004 года они уменьшили выбросы крупных сжигательных установок: диоксида серы на 77 %, оксидов азота на 49 % и пыли на 81 %.

В то же время Украина с 2011 года в полной мере не модернизировала ни одной ТЭС и ТЭЦ в соответствии с условиями Энергетического сообщества. Это привело к тому, что Украина сейчас отвечает за 72 % всех выбросов зольной пыли, 27 % двуокиси серы и 16 % оксидов азота для всей тепловой энергетики в Европе, Грузии и Западных Балкан.

Министр охраны окружающей среды Роман Абрамовский говорит, что за 13 лет крупнейшие промышленные загрязнители не спешили экологически модернизировать собственные активы. И как следствие, необходимой модернизации подверглась менее трети производств. Поэтому действовать нужно немедленно.